Поиск


Эрик Хоффер. Человек убежденный

Книга Эрика Хоффера «Человек убежденный» посвящена массовым движениям (революциям, религиозным общинам, политическим движениям и т.д.). Автор выделяет у них общее, описывает портрет человека, который может быть активным участников подобного массового движения или его организатором.

Книга написана в середине прошлого века, но читая ее можно проводить много параллелей с тем, что происходит в настоящее время во всем мире. Массовые движения (а к ним можно причислить и запрещенное во всем мире Исламское государство, и разнообразные политические силы, от крайне правых до крайне левых) оказываются очень популярны. Почему? Много из того что написано Э. Хоффером в его труде, может служить ответом на данный вопрос.

Интересна личность автора. У него нет диплома об окончании солидного вуза. Жизнь его складывалась трагично – много лет он был слеп. И прозрел. После того как ему вернулся дар зрения он стал много читать и написал «Человек убежденный» (truebeliever в оригинале, - «истинноверующий»). Книга напоминает нечто среднее между философским трактатом (написанным популярным языком) и учебником по политологии.

Не со всем в книге можно согласиться. Но ознакомиться с ней стоит всем кто интересуется историей, политикой, религией, кто стараясь разобраться в событиях прошлого, хочет прогнозировать будущее.


 Избранные цитаты

***

Наша неудовлетворенность сильнее тогда, когда мы многое имеем и хот им иметь еще больше, чем когда мы ничего не имеем и хотим не многое. Мы меньше не довольны, когда нам не хватает многого, чем когда нам не хватает  чего-нибудь одного.

 ***

когда мы имеем что-то, чего не хотим, нам всегда не хватает чего-то другого; мы никогда так быстро и далеко не бежим, чем тогда, когда бежим от самих себя.

 ***

Фанатик далеко не так принципиален, как принято считать. Он посвящает себя делу не в силу веры в его справедливость, а из собственной крайней нужды за что-нибудь держаться: часто бывает, конечно, что именно эта нужда и превращает в его глазах ка кое-ни будь дело, за которое он ухватился, в «священное». Фанатика невозможно оторвать от его дела призывами к разуму или морали. Он боится компромисса, и поэтому его невозможно поколебать в уверенности, что его «священное дело» право на все сто процентов. Но фанатику со всем не труд но внезапно переметнуться от одного «священного дела» к другому. Его страстная привязанность более значительна, чем содержание самого дела, к которому он привязан.

Besucherzahler
счетчик для сайта