Поиск


Кристина Ятковская. Сыр

Н.В. Гоголь написал много бессмертных произведений. Одно из них стоит особняком – это произведение «Нос», ставшее первым в русской литературе, отличающимся показательной абстракцией и отсутствием реализма (настоятельно рекомендую ознакомиться с этим произведением читателям сайта, если они ранее его не читали). «Нос» стал источником для многих других текстов русских литераторов (к примеру, «Крокодила» Достоевского). Позволю себе перефразировать фразу одного из классиков: не все вышли из гоголевской «Шинели», некоторые берут начало из его «Носа». В традициях гоголевского «Носа» написан сборник рассказов «Сыр» Кристины Ятковской.

По описанию главных героев книгу можно условно разделить на три части.

В первой части книги идет набор рассказов с высшей степенью абстрактности, главным героем в которых выступает человек. Особо стоит отметить: человек без имени и возраста, и этот человек всегда один: «Один человек построил мельницу», «Один человек очень долго сидел под дождём», «Вот жил человек, и был он совсем один, хотя пора уже было жениться и заводить детей» - можно рассматривать, что в первых рассказах сборника повествуется не только о человеке в единственном числе, но и об одиночестве в целом. В данном «разделе» одними из действующих лиц являются рыбы, идут постоянные превращения объектов живой природы в объекты неживой.

Во второй части сборника рассказа (вторая часть выделена мной субъективно, официального разделения нет) появляются люди: Оскар, мальчик, девочка и т.д. У них уже есть имена. Важным представляются следующее: почти все упомянутые люди являются детьми, автором предпринята попытка посмотреть на мир детскими глазами. Сама по себе задача смелая, и мало кто из авторов пробуем за нее взяться. В аннотации книги указано, что рассказы Кристины Ятковской напоминают прозу Брэдбери, - в моей трактовке сходство заключается не в написании литературных произведений в жанре фэнтези, а именно в описании детской картины мира по типу «Вина из одуванчиков» и «Лето, прощай!» Рэя Брэдбери: с легкой наивностью, высокой искренностью особого жизненного этапа (а, по сути, целого мира) под названием детство. Условный второй блок с описанием детских размышлений, переживаний является наиболее сильной частью книги, может быть использован специалистами по возрастной психологии для анализа конкретных ситуаций с коллегами или же с детьми.

Автор рисунка: Марк Бочаров (специально для рецензии на сайте www.talentchild.in.ua)

Третий блок книги отведен для стихов, отличающихся необычным содержанием и игрой слов («Ко лось я» и т.д.).

Рассказы в сборнике «Сыр» представлены в разных видах: письмо, сочинение (потерянное учеником), сверхмалый рассказ, рассуждение на определенную тему. В целом, большую часть рассказов я бы отнес к постмодернистской басне. Чтоб глубже понять текст «Сыра» нужно хорошо знать классическую литературу: Кафку, Рэя Бредбери, Толстого и др. К примеру, такую фразу книги  «Каждый слон несчастлив по-своему, но, будучи на слоне, девочка несчастливой быть не может» можно рассматривать как синтез бессмертной фразы, с которой начинается «Анна Каренина» Л.Н. Толстого и известной картины Пабло Пикассо, написанную в розовый период его творчества.

В предисловии, автор говорит, что не знает кто ее читатель. Попытаемся очертить круг потенциальных читателей «Сыра». Безусловно, сюда можно отнести всех любителей экспериментов в литературе, тех, кто предпочитает философию логике, кто хочет развивать образное мышление (часть «книжных долек» сыра допускает обдумывание продолжения, ведь «самое интересное - додумывать»). Отдельные рассказы «Сыра» можно использовать для подготовки этюдов студентами-актерами. Резюмируя, можно утверждать, что «Сыр» оставляет приятное послевкусие.

Нелли Литвак. Формула призвания. Семь правил выбора вуза

Кем быть? Вопрос, которым задаются все выпускники школ, их родственники, - не менее острый, чем известный гамлетовский вопрос быть или не быть. Серьезность выбора правильного ответа на него определяет ни много ни мало - траекторию судьбы. Для помощи всем, кто задается вопросом «куда поступать?» написана книга Нелли Литвак «Формула призвания. Семь правил выбора вуза».

Что делать, если выпускнику нравиться заниматься тем, что кажется бесперспективным и неоплачиваемым его родным и учителям? Что делать, если выпускнику вообще ничего не нравится? По каким параметрам следует выбирать вуз – ответы на эти вопросы дает автор, причем с учетом российской специфики высшего образования.

Ряд тем выходят далеко за пределы выбора учебного заведения, - к примеру, работа во время учебы в университете, продолжение обучения в магистратуре и аспирантуре за границей и т.д. Интересным представляется материал, предназначенный не для старшеклассников, а для их родителей, которые могут нанести значительный вред своими действиями (имея при этом самые хорошие намерения по отношению к своим детям).

Книга «Формула призвания» предназначена для тех, кто не хочет работать для того чтобы зарабатывать себе средства к существованию, а ставит себе целью получать удовольствие от работы. Рекомендовать ее можно старшеклассникам, абитуриентам, родителям и педагогам.

Колин Эллард. Среда обитания.Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие

Книга Колина Элларда «Среда обитания» посвящена психогеографии – направлению, которое изучает воздействие внешней среды на человека. Автор книги - экспериментальный психолог, который рассуждает о взаимосвязях конструкций окружающего мира с внутренними процессами в головах людей, живущих в этих сооружениях.

Помимо вопроса влияния архитектуры на сознание/подсознание человека в «Среде обитания» попутно затронуты вопросы нейробиологии, описан механизм выбора среды для обитания животными. Достаточно неожиданно было прочитать о том, как расположение учащихся в классе влияет на их успеваемость, и как это можно использоваться для улучшения показателей успеваемости с помощью виртуальной реальности. В целом, достижения в области IT (прежде всего, 3D-моделирование и компьютерные игры) и технический прогресс в книге присутствуют достаточно широко: упомянуты технологии GPS (их негативного влияние на деятельность мозга), смартфоны и т.д.

Рекомендовать книгу К. Элларда можно всем архитекторам, биологам, психологам, географам, а также бизнесменам, для того чтобы понимать технологию обустройства помещения для создания гипнотического эффекта, и всем покупателям, которые не хотят под власть вышеупомянутого гипнотического эффекта попасть.

Нелли Литвак. Наши хорошие подростки

Книга Нелли Литвак «Наши хорошие подростки» написана женщиной, считающей главным достижением в жизни дружбу со своей взрослеющей дочерью. По основной профессии она – математик, и попыталась формализировать свою «теорию» взаимоотношения с тинейджерами в виде алгоритма, суть которого раскрывается в ее книге.

"Наши хорошие подростки" задумана как книга для родителей, причем в отличие от многих других книг маститых авторов, которые обильно снабжены ссылками на труды видных ученых, Н. Литвак позиционирует свою книгу как честный «разговор мамы с другими родителями», хотя отдельный материал предназначен не родителям, а самим подросткам (к примеру, затронуты такие темы как проведение свободного времени и т.д.).

Общий смысл всех советов автора можно свести к одной фразе «видеть как можно больше хорошего в подростках и как можно меньше их критиковать». Крайне мало книг, где о подростках написано столько хорошего. Н. Литвак сама признается, что она старается смотреть на тинейджеров через розовые очки, и в своей теории старается передать этот навык своим читателям.

Рекомендовать книгу «Наши хорошие подростки» можно всем, кто не ставит себе целью увидеть больших результатов от подростков, а хочет получать радость от процесса общения с ними.

 Фрагменты книги, которые больше всего поразили

Голландские родители с невероятной легкостью принимают недостатки и проблемы своих детей. Мне даже трудно придумать, что именно голландские родители сочли бы за проблему, которую надо решать. В большинстве своем они даже плохие оценки за проблему не считают. Спокойно переводят ребенка на профессиональное обучение и не портят нервы. Для России это не подходит, там совсем другая система образования. И, честно говоря, я считаю, что голландские родители часто неамбициозны почти до абсурда. Тем не менее что-то есть в голландском подходе: нельзя выжимать из детей результатов выше возможностей. У счастья много составляющих, и учеба — только один из них, пусть и очень важный. А голландский подход гласит: главное, чтобы ребенок был счастлив, а остальное — ерунда. Так вот, сохраняя российскую амбициозность, я предлагаю вам все-таки взглянуть на своих детей так, как смотрят голландцы: дети живы, здоровы, счастливы. Чего вам еще надо?

***

Конечно, вы не добьетесь никакого воспитательного эффекта с помощью оскорбительных обвинений. А вы сами стали бы слушать человека, который вас унижает?

Оскорбление личности — это не метод воспитания, а статья уголовного кодекса.

Джон Труби. Анатомия истории: 22 шага к созданию успешного сценария

Первое что приходит в голову, когда читаешь название книги Джона Труби «Анатомия истории» - это то, что автор книги пытается анализировать вопросы исторической науки под микроскопом. Но эта мысль является ошибочной, - книга о создании историй разговорного и литературного жанров. Автор позиционирует книгу как написанную для сценаристов. Это так, но круг читателей можно значительно расширить, ведь Д. Труби справедливо замечает, что каждый из нас рассказывает множество историй каждый день. Соответственно, и в круг потенциальных читателей я бы включил всех, кто заинтересован в создании интересных историй, как с целью заработка на этом ремесле, так и просто с целью быть интересным рассказчиком.

В книге детально рассмотрены возможные проблемы при создании сценария и способы их преодоления. Стиль написания книги живой и несколько дерзкий,  - автор бросает вызов ни много ни мало одному из крупнейших авторитетов человечества, - Аристотелю, называя его рассуждения о художественном повествовании «скупым набором сюжетов и данных», а его концепцию создания произведений рассматривает как ошибочную. Утверждения очень смелые и требуют от автора особой аргументации своих идей.

Джон Труби хорошо анализирует ход повествования на основе выстраивания последовательностей заимствованных у природы (линия, меандр, спираль, дерево и взрыв), практическую реализацию которых он рассматривает как на примере популярных голливудских фильмов, так и на примере известных литературных произведений, - как древних (типа «Одиссеи»), так и современных авторов. Особую роль автор отводит замыслу, анализирую, почему многие фильмы современности, сценаристы которых не обладают ни психологизмом Чехова, ни выдающимися сценариями Диккенса, становятся очень популярными. Д. Труби детально анализирует замысел многих популярных фильмов, и приводит задание (достаточно объемное и интересное) по выработке замысла. Каждая глава содержит одно комплексное упражнение, выполнение которого будет интересным времяпровождением (к примеру, создание героев и системы персонажей по сюжетной функции и архетипу, выстраивание этического спора, построение сюжета и т.д.). Таким образом, книгу можно рассматривать не только как плод теоретических размышлений автора, но и как определенный практикум для читателя.

«Анатомию истории» можно рекомендовать всем, кто любит кино. В отдельных случаях, она может подтолкнуть к просмотру фильма, который анализируется в книге и является достойной, хоть и малоизвестной работой. Книга  будет полезна литераторам, критикам, студентам и преподавателям филологических, актерских и режиссерских специальностей.

 

Избранные цитаты:

замысел — это еще и тюрьма. Как только ты выбрал идею для воплощения, сразу же являются тысячи других идей, от которых придется отказаться. И потому лучше, если той одной идеей, которую выбрал, ты будешь доволен. Подчеркнем: выбор того, что писать, несравнимо важнее того, как писать.

****

Независимо от формы и жанра истории посредственные авторы транслируют свою этическую позицию исключительно через диалоги, и оттого повествование у них перегружено «моралью». Подобные сценарии — вроде «Угадай, кто придет к обеду» — мы называем назиданиями. Повествование тяжелое и скучное, и аудитория отворачивается от автора, неуклюже и не умело навязывающего свои ценности.

Не стоит наделять персонажей своими взглядами на жизнь, превращать  их в рупор идей. Настоящие художники доносят свою позицию постепенно, в подтексте, через структуру сюжета и через своеобразного героя, оказывающегося в своеобразной ситуации. А точнее — через поступки героя, борющегося с одним или несколькими противниками на пути к цели, и через истину, которую этот герой во время борьбы постигает или оказывается неспособным постичь.

Besucherzahler
счетчик для сайта