Поиск


Нелли Литвак. Наши хорошие подростки

Книга Нелли Литвак «Наши хорошие подростки» написана женщиной, считающей главным достижением в жизни дружбу со своей взрослеющей дочерью. По основной профессии она – математик, и попыталась формализировать свою «теорию» взаимоотношения с тинейджерами в виде алгоритма, суть которого раскрывается в ее книге.

"Наши хорошие подростки" задумана как книга для родителей, причем в отличие от многих других книг маститых авторов, которые обильно снабжены ссылками на труды видных ученых, Н. Литвак позиционирует свою книгу как честный «разговор мамы с другими родителями», хотя отдельный материал предназначен не родителям, а самим подросткам (к примеру, затронуты такие темы как проведение свободного времени и т.д.).

Общий смысл всех советов автора можно свести к одной фразе «видеть как можно больше хорошего в подростках и как можно меньше их критиковать». Крайне мало книг, где о подростках написано столько хорошего. Н. Литвак сама признается, что она старается смотреть на тинейджеров через розовые очки, и в своей теории старается передать этот навык своим читателям.

Рекомендовать книгу «Наши хорошие подростки» можно всем, кто не ставит себе целью увидеть больших результатов от подростков, а хочет получать радость от процесса общения с ними.

 Фрагменты книги, которые больше всего поразили

Голландские родители с невероятной легкостью принимают недостатки и проблемы своих детей. Мне даже трудно придумать, что именно голландские родители сочли бы за проблему, которую надо решать. В большинстве своем они даже плохие оценки за проблему не считают. Спокойно переводят ребенка на профессиональное обучение и не портят нервы. Для России это не подходит, там совсем другая система образования. И, честно говоря, я считаю, что голландские родители часто неамбициозны почти до абсурда. Тем не менее что-то есть в голландском подходе: нельзя выжимать из детей результатов выше возможностей. У счастья много составляющих, и учеба — только один из них, пусть и очень важный. А голландский подход гласит: главное, чтобы ребенок был счастлив, а остальное — ерунда. Так вот, сохраняя российскую амбициозность, я предлагаю вам все-таки взглянуть на своих детей так, как смотрят голландцы: дети живы, здоровы, счастливы. Чего вам еще надо?

***

Конечно, вы не добьетесь никакого воспитательного эффекта с помощью оскорбительных обвинений. А вы сами стали бы слушать человека, который вас унижает?

Оскорбление личности — это не метод воспитания, а статья уголовного кодекса.

Джон Труби. Анатомия истории: 22 шага к созданию успешного сценария

Первое что приходит в голову, когда читаешь название книги Джона Труби «Анатомия истории» - это то, что автор книги пытается анализировать вопросы исторической науки под микроскопом. Но эта мысль является ошибочной, - книга о создании историй разговорного и литературного жанров. Автор позиционирует книгу как написанную для сценаристов. Это так, но круг читателей можно значительно расширить, ведь Д. Труби справедливо замечает, что каждый из нас рассказывает множество историй каждый день. Соответственно, и в круг потенциальных читателей я бы включил всех, кто заинтересован в создании интересных историй, как с целью заработка на этом ремесле, так и просто с целью быть интересным рассказчиком.

В книге детально рассмотрены возможные проблемы при создании сценария и способы их преодоления. Стиль написания книги живой и несколько дерзкий,  - автор бросает вызов ни много ни мало одному из крупнейших авторитетов человечества, - Аристотелю, называя его рассуждения о художественном повествовании «скупым набором сюжетов и данных», а его концепцию создания произведений рассматривает как ошибочную. Утверждения очень смелые и требуют от автора особой аргументации своих идей.

Джон Труби хорошо анализирует ход повествования на основе выстраивания последовательностей заимствованных у природы (линия, меандр, спираль, дерево и взрыв), практическую реализацию которых он рассматривает как на примере популярных голливудских фильмов, так и на примере известных литературных произведений, - как древних (типа «Одиссеи»), так и современных авторов. Особую роль автор отводит замыслу, анализирую, почему многие фильмы современности, сценаристы которых не обладают ни психологизмом Чехова, ни выдающимися сценариями Диккенса, становятся очень популярными. Д. Труби детально анализирует замысел многих популярных фильмов, и приводит задание (достаточно объемное и интересное) по выработке замысла. Каждая глава содержит одно комплексное упражнение, выполнение которого будет интересным времяпровождением (к примеру, создание героев и системы персонажей по сюжетной функции и архетипу, выстраивание этического спора, построение сюжета и т.д.). Таким образом, книгу можно рассматривать не только как плод теоретических размышлений автора, но и как определенный практикум для читателя.

«Анатомию истории» можно рекомендовать всем, кто любит кино. В отдельных случаях, она может подтолкнуть к просмотру фильма, который анализируется в книге и является достойной, хоть и малоизвестной работой. Книга  будет полезна литераторам, критикам, студентам и преподавателям филологических, актерских и режиссерских специальностей.

 

Избранные цитаты:

замысел — это еще и тюрьма. Как только ты выбрал идею для воплощения, сразу же являются тысячи других идей, от которых придется отказаться. И потому лучше, если той одной идеей, которую выбрал, ты будешь доволен. Подчеркнем: выбор того, что писать, несравнимо важнее того, как писать.

****

Независимо от формы и жанра истории посредственные авторы транслируют свою этическую позицию исключительно через диалоги, и оттого повествование у них перегружено «моралью». Подобные сценарии — вроде «Угадай, кто придет к обеду» — мы называем назиданиями. Повествование тяжелое и скучное, и аудитория отворачивается от автора, неуклюже и не умело навязывающего свои ценности.

Не стоит наделять персонажей своими взглядами на жизнь, превращать  их в рупор идей. Настоящие художники доносят свою позицию постепенно, в подтексте, через структуру сюжета и через своеобразного героя, оказывающегося в своеобразной ситуации. А точнее — через поступки героя, борющегося с одним или несколькими противниками на пути к цели, и через истину, которую этот герой во время борьбы постигает или оказывается неспособным постичь.

Нина Джексон. Классный учитель: Как работать с трудными учениками, сложными родителями и получать удовольствие от профессии

В книге Нины Джексон «Классный учитель» рассматриваются вопросы карьерного роста учителя, общение с «проблемными» родителями, особыми категориями учеников (страдающими дислексией, заиканием и т.д.), поведение преподавателя в особых случаях (смерти одного из родителей у ученика), - широкий диапазон тем, на рассмотрению каждой из которых отведена отдельная глава. Интересно и необычно рассмотрены невербальные средства общения, в первую очередь, объятия, которые автор рассматривает как средство обучения терпимости и терпению, и как один из способов общения, который к тому же, может поднять самооценку.

Книга для учителей, но часть картинок, которые присутствуют в каждой главе, предназначена явно ученикам:

 

Н. Джексон рекомендует использовать интерактивные методы для повышения интереса учащихся на уроках, некоторых из которых имеют необычные и названия и воплощение: «минута вдумчивого шушукания», «завораживаем музыкой» и т.д.. Музыке автор отводит особую роль. В своей книге она ссылается на свое исследование на тему, как музыка воздействует на мозг и как применять это в обучении: «Маленькое пособие по использованию музыки на уроках».

Автор делает ставку на информационные технологии. Справедливо замечая, что IT – это то, что гарантированно вызывает интерес у учащихся, она рекомендует всем учителям быть квалифицированным пользователем. Прямо скажем – совет не нов, и мало из современных книг по педагогике говорит о другом. Но, к чести автора, она на этом заявлении не останавливается, и приводит примеры программ, которые позволят оживить атмосферу на уроке, - специальных приложений для созданий карт, списков, фотоколлажей, - всего, что может служить для сбора «мозаики мыслей» (в терминологии автора).

Книга хорошо подойдет тем учителям, которые хотят прислушаться к своей интуиции, а не по команде сверху «гнать результат». Рекомендовать книгу «Классный учитель» можно всем неравнодушным учителям, студентам педагогических университетов и психологам.

 Фрагмент книги, понравившийся больше всего:

Увлечь учебой — значит предоставить ученикам возможность дерзать и творить. Нужно поднять их уровень адреналина, заинтересовать отдельными предметами и обучением в целом, зажечь их — и тогда дела пойдут на лад. Страсть к учебе похожа на зависимость: чем больше нравится, тем больше хочется — как сладкоежке в кондитерской (вполне уместное сравнение!). Вот и подумайте: а много ли на ваших уроках аппетитных заданий, которые так и тянет выполнить? Они аппетитны для всех — или только для некоторых?

Кевин Сайтс. Синдром войны: О чем не говорят солдаты

Что чувствует человек, перед смертью от пули? Этот вопрос поднимал Гюго в своем произведении «Последний день, приговоренного к смерти», этот же вопрос затрагивал Достоевский в «Идиоте», - здесь особо следует отметить, что сам Федор Михайлович был приговорен к расстрелу, и была имитация этой попытки, но Достоевский остался жив. Ознакомившись с данным его биографическим эпизодом, всегда обращаю внимание на то, как эту тему (малоприятную и редко затрагиваемую в литературе) освещают другие авторы. Одним из них является Кевин Сайтс,  который побывал более чем в двадцати горячих точках в своей книге «Синдром войны. О чем не говорят солдаты». Книга в высшей степени реалистична и автобиографична, - даже имена в ней не изменены, не говоря уже о текстах смс-сообщений, письмах, которые в данном случае выступают в качестве документальных источников, представленных в художественном образе.

Книга о войне написана профессиональным журналистом, не военным. В начале книги сообщается о том, как автор убил человека на войне, и какой сдвиг в его сознании это событие произвело. К. Сайтс особо отмечает, что не ставит себе целью морализаторство, а хочет рассказать правдивый рассказ о войне, с упором на те, моменты, о которых не принято говорить, - не зря даже в названии вынесена фраза «о чем не говорят солдаты», смысл которой еще более усиливается при чтении в оригинале на английском языке «stories solders won’t tell you about what they’ve seen, done or failed to do in war», что можно перевести как «истории солдат, которые они не хотели бы рассказать о том что они видели, сделали и в чем потерпели неудаче на войне».

Читая книгу, создается впечатление, что автор пытается развенчать устоявшееся в обществе представление об определенной романтике войны. Кевин Сайтс рассуждает над вопросом об ответственности человека во время войны, о границах ответственности между военными, обществом и политиками, которые отправляют человека на войну.

Рекомендовать книгу «Синдром войны» можно всем кто интересуется военной и исторической тематикой, посттравматическими расстройствами и психологией экстремальных ситуаций.

Бор Стенвик. Все мы врём: Как ложь, жульничество и самообман делают нас людьми

Книга об обмане. Популярная в последнее время тема. Один из самых популярных сериалов современности «Теория лжи» («Обмани меня»), целый ряд книг о распознавании лжи по выражению лица собеседника, ставших бестселлерами позволяют сделать вывод, что тема лжи очень интересна нашим людям.  Книга Б. Стенвика «Все мы время» отличается от многих других со схожим названием тем, что она посвящена не столько проявлению лжи, а ее природе и причинам возникновения.

Русскоязычные читатели книги «Все мы время» имеют возможность ознакомиться с очень интересным предисловием к русскому изданию автора, где подняты глубокие философские вопросы на тему отличия правды от истины, раскрыты исторические аспекты понимания правдивой информации на Руси, что нашло отражение в классических произведениях русской литературы. Когда дочитываешь предисловие к русскому изданию до конца, удивляешься тому что, норвежец Бор Стенвик настолько хорошо знаком с шедеврами русской литературы, трудами русскоязычных филологов и славянскими традициями. Уже за такое мощное введение начинаешь уважать автора, и по мере чтения книги, это чувство лишь усиливается.

Поиск лжи и правды автор сравнивает с волокнами одного каната, который мы тянем за собой сквозь биологию, историю и общество, и, работая над книгой, он пытался распутывал завязанные на этом канате узлы. От себя замечу, что справился он с этим заданием отлично.

Рекомендовать книгу «Все мы время» можно всем кто интересуется психологией, философией, всем, кто полюбил сериал «Теория лжи» и остался доволен книгами Пола Экмона.

Besucherzahler
счетчик для сайта